Невыдуманные рассказы о собаках


Дрессировка собаки



Обучение собаки команде "Голос"

   В процессе работы в различных случаях от собаки требуется, чтобы она голосом (лаем) давала знать дрессировщику о том или ином явлении (в зависимости от назначения собаки). Очень часто подача голоса является и вспомогательным приемом для более сложных разработок. Для достижения этого нужно прежде всего научить собаку давать голос по команде дрессировщика, т. е. связать команду с действием, затем, уже перейти к подаче голоса на расстоянии, а впоследствии, требуя подачу голоса при встретившихся перечисленных выше обстоятельствах, приучить собаку давать голос без команды. Практика показала, что подачу нужно отнести к разряду трудных приемов и вот почему. Мы знаем, что для того, чтобы связать команду с действием нужно, прежде всего, вызвать и воспроизвести самое действие. Большую часть предыдущих приемов мы строили путем нашего принуждения, воспроизводя этим самое действие; в данном приеме мы принуждением вызвать лай (голос) не можем, - здесь нужно поставить собаку в такие условия, чтобы обстоятельства вызвали инстинктивный лай, связывая его в этот момент с командой. Мы уже указали, что только после того, как связь команды с действием будет вполне установлена и подача голоса собакой, сидящей перед дрессировщиком, будет производиться при отвлечениях внешнего мира, нужно переходить к различного рода положениям собаки по отношению к проводнику, а затем и приучать к подаче голоса в условиях реальной работы, т. е. при нахождении вещи, человека, закрытой двери и т. п.
  Эта вторая часть работы значительно легче воспринимается собакой, нежели первая; самое трудное в разработке этого приема это усвоение собакой принципа подачи голоса, сидя на месте перед дрессировщиком, ибо иногда чрезвычайно трудно заставить собаку залаять.
  При предыдущих разработках связь наступает скорее, так как собака или видит предметы или ощущает те факторы, которые заставляют воспроизвести требуемое действие, в данном же случае звук команды не с чем связать, ибо нет предмета и нет непосредственного ощущения, обозначающего голос (лай). Здесь нужно ввести какие-то третьи условия, заставляющие (вызывающие) собаку к подаче голоса и, пользуясь ими, связать лай с командой.
  Рассмотрим с научной точки зрения причины, вызывающие голос. Прежде всего позывом к подаче голоса является ряд возбуждений и самый голос (лай) является разрядом нервных напряжений, возникших путем тех или иных возбуждений чувств . При ведении пояснительных примеров: нервы собаки возбуждаются, благодаря дразнению ее помощником дрессировщика, они возбуждаются все больше и больше, напряжение организма увеличивается и ищет какого-то выхода; наконец, предел наступил и собака разражается лаем (разряд напряжения), - выход найден, напряжение ослабло. Человек рассержен и обозлен, нервы возбуждены, организм напряжен, человек разражается руганью, т. е. наступает разряд напряжения и реакция организма. Русский язык характерно говорит в таких случаях "он разразился руганью", слово "разразился" ярко указывает на связь вылетающего звука с разрядом нервного напряжения организма.
  Взрыв бомбы - разряд снаряда; гроза, удары грома, разряд электричества; итак естественным природным признаком подачи голоса, звука - есть напряжение организма, а затем разряд его.
  Поэтому и первоначальную дрессировку собаки, в целях подачи голоса, нужно строить на принципе разряда организма, вызванного преднамеренно произведенным дрессировщиком возбуждением чувств собаки.
  Приведем ряд технических приемов лая (голос у собаки). Мы разделим их на следующие приемы:
  1) Возбуждение на злость.
  2) На лакомство.
  3) Путем стремления к хозяину.
  4) Возбуждение, производимое путем развития сторожевых инстинктов.
  В первом случае собака привязывается; дрессировщик, имея лакомство (кусочки мяса) стоит рядом, несколько позади ее; помощник дрессировщика, приблизившись к собаке на расстоянии пяти-шести шагов, притоптывая ногой и делая возбуждающее движение, влияет на собаку. В подавляющем большинстве случаев нормальная собака делает попытку к нападению и разражается лаем; в первый же момент лая помощник дрессировщика прекращает возбуждение, а от дрессировщика звучит команда "голос" и ласковые поощрения, выражающиеся в поглаживании и даче лакомства. При попытках собаки броситься, ее удерживают. Этот опыт нужно поставить в такие рамки, чтобы собака не могла понять, что команда "голос" зовет ее к нападению. Возражения о том, что разработка этого приема связывается с нападением собаки, не вески, ибо как только связь наступит и собака будет давать голос по команде дрессера - роль помощника отпадает; важнее может быть то обстоятельство, что собака, будучи сильно возбуждена и давая голос в пылу напряжения, может не обратить внимания на команду "голос". В таких случаях нужно давать команду громче и несколько наклоняясь к собаке, прекращая возбуждения при первом же лае, давая лакомство после первого же лая.
  В последующей разработке помощник дрессировщика должен делать возбуждающие движения слабее и слабее и, наконец, прекратить их вовсе, переводя этим влияние на подачу голоса от себя к дрессировщику, который и возбуждает собаку.
  В конце концов помощник дрессировщика в разработке приема не участвует совершенно и возбуждения идут только от дрессировщика. Если собака уже знает команду "фасс", то в данной разработке можно первые два-три дня давать ей команду "фасс, голос", после чего слово "фасс" должно отпасть.
  Во втором случае (вызов голоса на лакомство) дрессировщик уходит с собакой в поле и, усадив ее, наступает ногой на лежащий на земле поводок, так, чтобы собака не могла подпрыгнуть. Затем дрессировщик вынимает из кармана кусочек мяса и дразнит им собаку, поднося и снова отводя его от морды. В первые моменты собака делает движения прыжка, силясь схватить этот кусочек (особенно если еще не получала обеда). После ряда неуспешных попыток ее возбуждение растет и она начинает издавать звуки или лая или ворчения (последнее очень скоро переходит в лай). В тот момент, когда она даст голос, звучит команда "голос" - рука приближается к морде и собака получает кусок мяса, а дрессировщик гладит собаку. Обычно собака быстро понимает, что на команду "голос" нужно залаять, после чего и получит лакомство.
  Здесь не приходится говорить о том, что после 6-7 раз дрессировщик должен произвести опыт наступления связи команды с действием, т. е. произнести команду "голос" ранее, нежели будет показано лакомство. Этот порядок относится ко всем без исключения приемам.
  Для трусливых собак хорошо вызывает голос следующий прием. Дрессировщик в уединенном месте привязывает собаку к дереву. Предварительно, немного погуляв с нею, начинает уходить. Собака рвется к хозяину и лает. В тот же момент звучит команда "голос", после чего дрессировщик возвращается и отвязывает собаку. Наконец, практика показала считать хорошим и следующий прием: собака с дрессировщиком находится в комнате, дверь закрыта; помощник дрессировщика производит за дверью шорох, возбуждающий собаку, затем таинственные шорохи приближаются к двери, возбуждение собаки растет, причем дрессировщик усиливает его развитие влиянием и со своей стороны, наконец, помощник подходит к двери, начинает возиться с ключом и стучать в дверь (тихо). Обычно возбуждение собаки, дойдя до апогея, в таких случаях разражается лаем, при появлении которого немедленно звучит команда "голос"; следует поглаживание собаки, и всякое возбуждение прекращается, собака успокаивается и отводится от двери. Затем прием повторяется.
  Было бы ошибочно бояться связи стука или дачи лакомства с подачей голоса - эта связь не крепка, так как постепенно факторы, вызывающие возбуждения тускнеют и скоро пропадают вовсе, переводя ход возбуждения со стороны помощника дрессировщика на самого дрессировщика. В случае дачи лакомства, последнее по наступлении связи команды с действием заменяется только лаской и поглаживанием собаки. Необходимо указать, что время от времени, занимаясь с уже дающей голос по команде собакой, нужно все-таки поощрять ее, давая ей лакомство, а также вызывать ее голос на стук или путем влияния видимого помощника.
  Как на одно из полезных средств, вызывающих голос, можно указать и на принцип перенимания, причем в таком случае собаку, не дающую голос, сажают рядом с хорошо дающей голос собакой, заставляя последнюю лаять по команде, вознаграждая ее лакомством после лая. Таковой наглядный прием, при требовании голоса, часто вызывает его и у недающей голоса собаки. Также можно добиться подачи голоса в обычные часы в клетке с пищей или для вывода на прогулку, и подойдя вплотную, вдруг повернуться и начать уходить. Указанный прием также вызовет голос, но не рекомендуется в питомнике с массовым размещением собак.
  Все построения вышеуказанных приемов основаны на одном принципе - непосредственное возбуждение получается от ряда искусственно созданных возбуждающих обстоятельств, а замещающим возбуждением является команда. Взаимоотношение их между собой должно быть основано на общих формах взаимоотношений первоначального и замещающего возбуждения. Дрессировщику чрезвычайно важно учесть то обстоятельство, что собака быстро привыкает к командам, и связь быстро наступает в тех случаях, если команда произносится действительно в соответствующие моменты лая или еще лучше, в моменты порыва к лаю, а не тогда, когда собака находится в спокойном состоянии.
  Мы считаем необходимым указать на часто встречающуюся у молодых дрессировщиков и несколько своеобразную разработку этого же приема - обычно она выражается в следующем: дрессировщик, наклонясь перед следующей ссбакой и держа ее коротко левой рукой за поводок, правой быстро махает перед мордой собаки с правой стороны и беспрестанно требует "голос", "голос", "голос". В конце концов собака, возбуждаясь беспрерывным маханием в некоторых случаях и дает голос, после чего махание рукой прекращается и собака получает лакомство. Рядом последовательных упражнений собака привыкает и осознает, что раздражающее ее махание и звуки "голос", "голос" прекратятся, как только она залает, и она, дабы избегать неприятного раздражения, дает голос. Разработка данного приема своеобразна, потому что построена на принципе "от обратного", где команда является возбудителем, т. е. непосредственным возбуждением, являясь в то же время и замещающим возбуждением.
  Все указанные выше способы имеют своей целью вызвать подачу голоса и связать это с командой, дабы собака по команде начинала облаивание. Как только это будет достигнуто и связь команды с действием (лаем) будет у собаки прочно закреплена, начинается шлифовка приема, заключающаяся на связь с жестом, требующим голос, и подачей голоса на расстоянии. Для этого дрессировщик выбирает наиболее удобный для него жест и при требовании голоса постоянно применяет его. Время от времени, пробуя наступление связи, т. е. производя жест вначале до команды, попутно с этим дрессировщик начинает, усадив собаку, отходить от нее на небольшое расстояние (спиной вперед), требуя подачу голоса; при неисполнении дрессировщик возвращается к собаке и, в целях принуждения, применяет сухой короткий рывок, настойчиво требуя голос в несколько повышенной интонации. Здесь нужно учесть то, что собака, не подав голоса и оставшись сидеть, видя ваше подхождение с повышенными интонациями, может сойти с места, а потому и угрожающий тон при подходе неуместен.
  Необходимо также указать, что очень частое требование голоса утруждает собаку, а потому и не рекомендуется более 3-4 раз за время одного урока; как только собака начинает давать голос на расстоянии, последнее увеличивается все больше и больше и только после того, как подача голоса по команде или жесту станет для собаки обязательной и она будет выполнять это без малейшей задержки, находясь в любом расстоянии и положении по отношению к дрессировщику, можно начать переходить к разработке сложных приемов, т. е. подачи голоса перед найденными людьми и предметами или перед закрытыми дверями.
  Это обычно достигается тем, что при всех встретившихся закрытых дверях дрессировщик настойчиво требует "голос", после чего дает лакомство и отворяет дверь, пропуская собаку. Это обстоятельство быстро входит в привычку.
  Труднее дрессировать собаку на подачу голоса у найденных людей. Начинать эту работу нужно в тот период, когда собака приучается к обыскиванию местности, причем дрессировщик должен сдерживать собаку от бросков на спокойно лежащего или стоящего человека, требуя "голос". В первые дни допускается и некоторое возбуждающее влияние, исходящее от найденного человека. Самым трудным бесспорно является обучение к подаче голоса перед найденным предметом, в силу тех обстоятельств, что собака обычно аппортирует найденные вещи. Поэтому с первых же дней нужно приучать собаку не поднимать найденные вещи, а только облаивать их. Занятия в таких случаях нужно производить на поводке, предостерегая рывком всякую попытку схватить лежащий предмет.
  При всех случаях найденных предметов, дрессировщик должен настойчиво требовать подачи голоса, усаживая собаку, а затем, подняв вещь, давать лакомство, ласково гладя собаку, произнося поощрительные интонации. При всех попытках взять вещь следует окрик "фу" и рывок, после чего сейчас же звучит команда "голос" и поощрение и лакомство при исполнении.
  Шлифовать подачу голоса нужно совместно с развитием приема обыскивания местности.
  Надо иметь в виду, что вызов лая на злость, в целях закрепления подачи голоса по команде, не надежен, так как при сильной злобе, лай выливается в бессознательно-инстинктивную форму, в крайнем случае это допустимо только для установки первоначальной связи.




Начинающим собаководам

Выбор породы
Выбор щенка
Тесты для выбора
Воспитание щенка
Социализация щенка
Установление иерархии
Этапы взросления

Дрессировка собак

Общий курс дрессировки
Команда "Ко мне"
Команда "Рядом"
Команда "Сидеть"
Команда "Лежать"
Команда "Барьер"
Команда "Апорт"
Команда "Голос"
Возвращение к хозяину