Рассказы о собаках





Все о собаках.






Бойцовские качества московской сторожевой


   Как я уже писал, наш представитель породы московская сторожевая просто терпеть не мог собак. Исключение составляла только немецкая овчарка Бета, которая поселилась у моих родителей примерно на год раньше Дориса в еще щенячьем возрасте. После первого же обнюхивания собак, сразу же стало понятно, что Дорис воспылал к Бете самыми искренними чувствами и взял ее под свое покровительство.

   Другие собаки вызывали у Дориса такой прилив злобы, что ни о каких собачьих боях и драках даже разговоров я, любитель подобных мероприятий, старался избегать. Я видел алабаев с ростом 90 см в холке. Это уже довольно популярная сейчас в нашем регионе порода. Рост и внешний вид этих собак впечатляет. Но бросается в глаза высоконогость алабаев такого большого роста. Моя московская сторожевая, при таком же росте, больше была похожа на монолитную глыбу с более тяжелым корпусом и пропорциональной длиной лап. Вес и рост Дориса мы никогда не замеряли, но конкурентов по размерам и силе я тогда не встречал.

   За все время владения этой собакой, я ни разу не сказал "фас" в сторону другого пса. Когда я был владельцем рабочего вео в 70-х и 80-х, я воспитал из него очень сильного бойца. И стравливание собак было для молодых деревенских ребят одним из любимейших занятий. И если сейчас найдется много критиков такого нашего поведения среди современных и порядочных владельцев собак, то должен сразу внести ясность. Мы просто ходили по полям донских степей и дорогам нашего хутора со своими собаками, а собаки сами находили повод для выяснения отношений. Более того - собакам этот процесс был даже, возможно, более интересен, чем нам. Мы же, по большей части, просто с азартом наблюдали за собачьими боями, при этом подбадривая и науськивая каждый свою собаку, что придавало собакам уверенности и еще большего стремления добиться победы. Слабых собак и собак, терпящих в битве полное фиаско, мы все дружно защищали. Самыми большими травмами, обычно были прокушенные лапы и тому подобные царапины. Смертельных случаев и серьезных увечий среди наших собак не было ни одного. Мы все друг друга знали, и несли ответственность как за своих собак, так и за собак любого жителя хутора, если потасовка возникала без ведома хозяина. Да и волкодавов или бойцовских собак у нас не было. Зато были очень хорошие рабочие собаки разных пород овчарок и большие метисы со стоячими ушами. Другие собаки просто были привязаны за заборами и в расчет нами не брались. Проверить таких собак в бою возможности не было. Поэтому мы дружно решили, что собака, не имеющая бойцовского опыта, не сможет составить конкуренцию натасканной в боях любой из наших собак.

   После подобных битв, собака еще больше чувствовала свою связь с хозяином и становилась настоящим защитным псом, даже несмотря на свою беспородность. Если в собаке просыпается бойцовский инстинкт, то на такую собаку уже можно положиться в экстренной ситуации. Гуляя по полям мы не только пытались своими псами поймать лису или зайца, но и очень хотели встретить волка и затравить его стаей или даже в сражении один на один, если группу собак для похода собрать не удавалось.

   Кроме простых походов, у основной массы наших собак была и другая, не менее ответственная и почетная обязанность - пасти с отцами, а часто и с нами, совхозные стада коров, овец, лошадей. Пастухи часто общались между собой. Там же общались и их многочисленные помощники - собаки. В итоге, все наши собаки были не только хорошо физически натренированы, за день пробегая по несколько десятков километров, но и имели большой опыт общения с себе подобными.

   Такую школу жизни прошел мой первый настоящий пес - Волчок. Это был мой настоящий травильный боец , охотник и пастух.

   С Дорисом все детские привычки пришлось забыть начисто. Московскую сторожевую даже собакой назвать было просто неприлично. Это был скорее хищный зверь и машина для убийства. Соперников такому монстру на улице не найти даже при всем желании. А заниматься натравливанием на других собак, это было бы равносильно их убийству. У здорового человека такой мысли просто не могло бы даже возникнуть.

   Правда, мой знакомый кинолог, который и привел мне Дориса на поводке, утверждал, что ротвейлер, которого ему в тот момент отдали на воспитание, задавит московскую сторожевую. Я уверенно ответил ему, что не вижу соперников для Дориса. Он не рискнул провести спарринг. Еще один мой знакомый утверждал, что его беспородный пес не знает поражений в собачьих боях и готов привести своего пса для поединка с московской сторожевой. Пес был размером с немецкую овчарку. Я просто ему сказал, что если он решил завести новую собаку, то Дорис поможет ему избавиться от этой. Битва, естественно, не состоялась.

   Когда я пытался получить потомство от немецкой овчарки Беты, то ко двору подбегал кобель немецкой овчарки. Кобель был уже матерый, но я искренне опасался за его жизнь, рискни он оказаться в нашем дворе. Слишком велика была разница в размерах и мощи ним и московской сторожевой.

   Очень гармоничный и бойцовский черный терьер Бай, которого так нахваливали хозяева, был гораздо крупнее типичных немецких овчарок и имел несколько побед над кавказскими овчарками московскими сторожевыми. Но про эти подвиги я только слышал. Реальный бой между ним и Дорисом длился пару секунд, а то и меньше, дальше начиналось убийство, которое я не допустил.

   Если сюда же добавить павшую, от одного укуса Дориса, дворнягу, осмелившуюся напасть на Бету, то это уже почти все случаи, известных мне, поединков московской сторожевой с другими собаками. Что было в боевой истории Дориса до нас, мне неизвестно. Но, думаю, боевой опыт у этого пса все таки был. Одна природа не могла бы сделать из собаки такого зверя. Вероятнее всего, было неправильное воспитание, в результате которого жертвами стали сначала другие собаки, а затем, и сами хозяева, когда пес почувствовал в себе силу и уверенность.

   Осталась еще только одна история, о которой я пока не упомянул. Мой младший брат тоже всегда был большим любителем собачьих боев. А так, как Дорис жил уже у матери, которая его на прогулки сама не водила, то и он имел возможность прогуляться на поводке с таким огромным песиком. Во время одной такой прогулки, Дорис кинулся на, сидящую на цепи, дворнягу и оторвал ей голову. Сам я не был свидетелем этой ужасной сцены и подробностей не знаю. Брат рассказал мне об этом уже спустя много лет. Думаю, что это правда, а не очередная байка собаководов - любителей и выдумщиков.

   Почти к таким же байкам можно причислить и рассказ другого собаковода, в то время жившего по соседству с моими родителями.

   Так что порода московская сторожевая это не бойцовская собака, а просто орудие для убийства. Любителям собачьих драк категорически не рекомендую заводить! Если и найдете соперника такой собаке, то повлиять на результат схватки вам уже вряд ли удастся. Ну, по крайней мере, это уже будет очень рискованно, если придется разнимать дерущихся гигантов. В заключение могу добавить, что все, что относится к собачьим боям в исполнении московской сторожевой, в той или иной мере, имеет отношение и к другим крупным породам , имеющим кровь догообразных

Смотри так же по теме

Второй подвиг московской сторожевой. О том как Дорис спасал немецкую овчарку.

Дорис спасает Бету

Третий подвиг московской сторожевой. О том как Дорис сражался с черным терьером.

Дорис против Бая

Четвертый подвиг московской сторожевой. О том как Дорис защищал свою хозяйку.

Дорис против человека





Добавить отзыв  положительные 0    отрицательные 0    нейтральные 1       проголосовало 35
  07.02.2020 13:54     Дмитрий    
Моя любимая порода собак
Был ли отзыв полезен?   Да (6)    Нет (9)    комментировать
©