Реальные истории о собаках


Прямая связь с автором, фото и видео моих собак на Инстаграм

Истории собачьих боев восточноевропейской овчарки из 70-х



Восточноевропейская овчарка Волчок



Первые собачьи бои моей восточноевропейской овчарки с другими собаками



   Восточноевропейская овчарка Волчок уже достигла своего возраста в один год. Собака, как я только сейчас понимаю, еще достаточно молода. Но тогда, по нашим с ребятами меркам, мой пес уже стал взрослым. Он уже достаточно много поучаствовал в собачьих драках с такими же молодыми собаками моих друзей и научился лихо расправляться с небольшими дворнягами.

   Рост своего вео я уже точно не помню. Но помню, что по какой то книге выходило, что он достиг минимального роста по стандарту овчарки. Вот только о стандарте, какой овчарки шла речь в середине семидесятых, сейчас вспоминать бесполезно. Различия между немецкой и восточноевропейской овчарками даже сейчас не знают большинство не только обывателей, но даже собаководов. А тогда немецкая овчарка еще не приобрела современного типа с сильно загнутыми задними лапами и выгнутой спиной. Даже сейчас рабочие линии немецких и восточноевропейских овчарок, фактически, не имеют различий ни в росте, ни в конституции. Посмотрев видео про тех и других собак, я, большой патриот отечественной породы, отличий у них не нашел. Эти собаки имеют классическое строение тела с острыми, стоячими ушами, слегка удлиненным и корпусом с прямой спиной, и по размерам значительно уступают своим выставочным соплеменникам. Но по рабочим качествам эти собаки дадут фору любому из чемпионов хоть среди немцев, хоть из вео. Именно таким и был мой Волчок.

   Когда Волчок достиг половой зрелости, у нас была еще одна собака. Небольшая дворняга, которую отец использовал вместе с Волчком для выпаса совхозного стада коров, была особью женского пола. Именно это обстоятельство и послужило началом кровной вражды юного вео и матерого соседского пса Рябчика.

   Рябчик тоже был пастушьей собакой, но уже не только вступил в пору своего самого зрелого возраста, но, вероятнее всего, уже даже слегка перешел эту черту. На тот период это был сильный, уверенный в себе и с большим опытом дворовый пес рябого цвета. Белый, черный и коричневый цвета равномерно окрашивали всю поверхность тела Рябчика. Ростом он был немного ниже Волчка и немного короче в длину.

   До определенного периода собаки просто жили по соседству и даже редко виделись. Их хозяева пасли разные стада, расположенные в нескольких километрах друг от друга, а дома все собаки сидели на цепи.

   Я в свободное от учебы время часто помогал отцу пасти коров верхом на лошади, вместе с собаками и периодически занимался перегоном лошади на место пастбища и домой. Это были интересные поездки за 8 километров в одну сторону по грунтовым дорогам и полям. Собаки всегда бежали рядом и часто вспугивали то зайца, то лису. В погоне за дичью я тоже иногда принимал участие верхом на лошади. Иногда даже догонял, но схватить с лошади сноровки не было. Да и не было хорошего кнута, которым можно было бы поразить добычу

   Но вот однажды, пригнав верхом лошадь отца после окончания дежурства, рядом с нашим двором оказался Рябчик. Он сразу же окружил Пальму своим вниманием, не обращая внимания на молодого вео. Видимо, Рябчик и раньше видел Волчка много раз, но не заметил, как тот вырос. Однако, теперь все изменилось. Волчок, хоть еще и не познавший на тот момент ласки от особи противоположного пола, уже вступил в пору половой зрелости. А просто так отдавать свою постоянную спутницу другому кобелю он не был намерен.

   Волчок атаковал молча и стремительно, чем явно озадачил матерого соперника. Но это никак не напугало или смутило Рябчика. Соседский пес сразу же показал на что он способен. Он не стал наносить множество укусов, а уверено схватил овчарку за горло и начал душить. Для меня такой ход собачьего боя стал большой неожиданностью. Обычно все наши собачьи бои до этого сводились к многочисленным укусам за разные части тела, в основном за туловище. Такие драки для собак были всегда безопасны и, как правило, быстро заканчивались. Предыдущие бои Волчка были простым установлением ранга в собачьей иерархии. Но сейчас эта схватка превращалась в нечто большее, чего я никогда раньше не видел.

   Самой большой для меня неожиданностью стали ответные действия восточноевропейской овчарки. Легко вывернувшись от мертвой хватки соседского пса, который так и не выпустил шкуру на его шее, Волчок так же крепко вонзил свои зубы в шею Рябчика ,и стал остервенело трясти его из стороны в сторону. Каждая из собак пыталась подмять под себя своего соперника и одновременно освободить свою шею. К разъяренным собакам просто невозможно было подойти. Собаки хрипели, но продолжали биться как настоящие гладиаторы. Волчок, несмотря на то, что только что совершил пробежку более 10 километров, вовсе не выглядел уставшим и мальчиком для битья. Сила и молодость восточноевропейской овчарки так и рвались наружу в ходе этого поединка. Рябчик тоже был еще полон сил, и его явно более богатый жизненный и бойцовский опыт делали поединок еще более непредсказуемым.

   Не могу уже точно сказать, сколько длилась эта битва, но было уже заметно, что собаки стали выбиваться из сил. Особенно это было заметно на Рябчике, который был и заметно старше, и легче овчарки.

   Когда я уже предчувствовал скорую победу своего Волчка, Рябчик неожиданно для всех, изменил тактику боя. Он бросил непробиваемую шкуру моего вео и неожиданно ухватил его за нижнюю часть лапы, возле стопы. И это сразу же решило исход боя. Волчок взвыл от боли. И я моментально бросился на помощь своему псу.

   Эту битву Волчок проиграл, и примерно еще неделю не мог ступать на прокушенную лапу. Но именно этот бой и стал переломным в его жизни. После этого вео не только приобрел свой первый и настоящий бойцовский навык. Он просто почувствовал вкус крови. Теперь ни одна собака уже не могла уйти после встречи с ним, не испытав на себе мощной хватки его челюстей, если только дело доходило до боя. Я вовсе не был таким кровожадным как может показаться из моих описаний. Собаки, чаще всего, сами находили место и повод для драки. Но после этой схватки Волчок перестал быть мальчиком, а схватка с его участием всегда превращалась для меня в настоящее шоу. То, что вео отрабатывал в своей первой настоящей битве, он успешно усовершенствовал и выработал свой фирменный стиль боя против любой собаки.

   Пользуясь тем, что у Волчка шкура на шее могла оттягиваться на очень большую длину, он почти с готовностью подставлял ее под зубы противника, если только противник годился для серьезного боя. А потом, молниеносно извернувшись и одновременно схватив другую собаку за шею, совершал свой коронный бросок через плечо. При этом собак отрывалась от земли и летела через Волчка лапами кверху. Затем следовало терзание поверженного противника. При этом Волчок не разжимал зубов с момента своего первого укуса даже после броска. Только добившись полной победы и деморализации противника, восточноевропейская овчарка теряла к нему интерес и отпускала его в бегство. Свой коронный бросок вео неизменно проводил в поединках с крупными собаками. С собаками средних размеров расправа происходила моментально и стремительно. К мелким же собакам и кошкам Волчок вражды не испытывал.

   После первой битвы с соседским псом, Волчок вовсе не стал испытывать трепет перед матерым псом. Наоборот. Он воспылал к нему такой ненавистью, что если собаки случайно оказывались рядом, пусть даже перед этим Волчок мирно игрался в своре собак, то весь мир в его глазах мерк. Он больше ничего не видел и не слышал. Казалось, что весь смысл его воплощения в этом мире состоял только в том, чтобы сражаться со своим врагом - Рябчиком.

   Соседский пес тоже был всегда готов к бою. И их битвы всегда были такими же жестокими, как и первая. Бывало, что мы с соседом - моим ровесником, тянули собак в разные стороны, и при помощи различных предметов разжимали челюсти собак, готовых убить друг друга. При этом каждый из нас считал, что просто спасает жизнь своей собаки.

   Таких жестоких боев я больше никогда не видел в своей жизни. Даже собачьи бои среди волкодавов, которые я смотрел в интернете, когда завел кавказскую овчарку, не были так жестоки, как схватка этих непримиримых врагов.

   Однажды мне попалось видео собачьего боя восточноевропейской овчарки с тибетским мастиффом. Для меня оказались удивительны не только очень большие размеры вео, который не сильно в этом уступал своему огромному противнику. Но и то, что этот бой больше походил на игру. Мастиф лениво реагировал на прыжки и жалкое подобие укусов со стороны вео. А потом просто задавил его большей массой. Я не хочу сказать, что Волчок одержал бы победу против тибетского мастиффа. Он был слишком невелик размерами против такого соперника. И манера боя моей восточноевропейской овчарки при такой огромной разнице в размерах, вряд ли имела бы шансы на победу. Но если бы тот вео, что был на видео, имел бы навыки боя на уровне моей собаки, то у меня даже нет сомнений, что мастиф был бы раздавлен в первые же минуты боя.

   Рябчик стал настоящим учителем в бойцовском деле для моего вео. И хоть он и был простой дворнягой, но почему то у старшего поколения именно "рябой" пес всегда был в большом авторитете, как бойцовский. Может быть, в таких собаках течет кровь, какой то бойцовской породы или они знали еще, что то из истории таких собак. Но почему то, еще до первого боя моего вео с таким псом, я уже слышал от других о непобедимости таких собак.

   Уже много лет спустя, когда Волчок стал матерым псом и непобедимым воином, и я уже старался уберечь других собак от его зубов, мы опять встретили такого же пса.

   Я, уже, будучи студентом, шел по улице уже не хутора, а станицы, куда переехали мои родители. На лавочке, возле забора, сидели три старушки. Рядом с ними бегал такой же рябой пес, как давний враг Волчка. Пес проявил невиданную отвагу, и с взъерошенной шерстью направился к моему вео. Такой наглости уже давно ни я, ни мой пес не встречали. Но, чтобы не обижать и не пугать старушек, я спокойно дал команду Волчку оставить наглеца в покое.

   Одна из бабушек тут же заявила, что мой пес сильнее. На что другая резонно заметила, что этот пес рябой. Он и победит.

   Из многих сражений Волчка с Рябчиком, больше всего мне запомнились три из них. О первом я уже написал. В одном из них мы чуть не потеряли как минимум одну из собак, когда неизвестно было, чья собака умрет раньше в железных тисках своего противника. Третья битва мне запомнилась тем, что Волчок уже стал все больше и больше набирать силу и опыт, а Рябчик наоборот, стал смотреться не так убедительно в этом противостоянии. Он даже все чаще стремился и вовсе избежать битвы с таким грозным, но все еще набирающим силу противником.

   В тот раз мы гуляли в поле большой компанией ребят. У каждого из нас были собаки. Но среди них была одна очень мелкая и худая. Что то наподобие лавретки. Явно не дворняга, но очень злобная. Один раз на улице она меня даже укусила за ногу. Я за это потом хотел натравить на нее своего вео, но пес категорически отказался кусать эту мелочь. В итоге, хозяин этой собаки гордо заявлял, что мой пес, который уже стал грозой для большинства собак нашего хутора, боится его шавки. Возразить мне было нечего. Факт был налицо. Волчок, державший в страхе всех собак из нашей группы, робко пятился от зубов этого наглеца, едва достающего ему до колена.

   Но внезапно все переменилось, когда в нашей группе оказался мой сосед с Рябчиком. Они пасли скот рядом с нашей поляной. Волчок сразу ринулся в бой. Рябчику не было возможности отступить и пришлось принять сражение.

   Только эта битва отличалась уже тем, что все собаки сразу же приняли сторону более слабого. А то, что Рябчик уже был слабее моего вео, сомнений не было ни у людей, ни у собак. Поэтому, когда наши бойцы опять схватились душить друг друга, собаки дружно принялись мешать моему псу, одержать победу. Первым бросился мой мелкий обидчик, и смело вонзил свои клыки в заднюю ногу Волчка. Волчок моментально бросил шею Рябчика и мгновенным движением, не только ухватил наглеца куда попало, но и отшвырнул его кивком головы так, что тот отлетел, кувыркаясь на несколько метров. А потом там и остался, вертясь и крича от боли. Я был отомщен.

   Но этот бой для Волчка оказался таким же плачевным, как и первый. Пользуясь поддержкой собак, атакующих моего вео со всех сторон, Рябчик, уже хрипящий от зубов своего заклятого врага, опять изловчился и ухватил Волчка за лапу. Бой был проигран. И я разогнал всех собак, спасая своего друга.

   Уже не помню, длилось ли их противостояние и дальше, но превосходство моего пса уже стало очевидно всем. Уже не только хозяин Рябчика, но и все мои друзья признали, что их собаки уже не смогут победить моего вео. Конечно же на цепи в хуторе было много больших и злобных псов, но с ними Волчок так никогда и не встречался в боях.

   Зато было много других собак. Достойных, и не очень, противниках моей восточноевропейской овчарки. О которых я напишу позже.

ВЕО против волкодава



Восточноевропейская овчарка Волчок. Мой бойцовский пес