Реальные истории о собаках

Прямая связь с автором, фото и видео моих собак на Инстаграм

Предки немецких и восточноевропейских овчарок



ВЕО Гектор в 1 год и 9 месяцев

ВЕО Гектор в 1 год и 9 месяцев


   Ничуть не умаляя выдающихся заслуг М.ф.Штефаница и А. Мейера, стандартизировавших эту породу в 1899 г. и, без преувеличения, открывших ее миру, справедливо будет сказать, что истинными создателями немецкой овчарки были безвестные пастухи и крестьяне Германии, на протяжении нескольких веков до того отбиравшие, а стало быть, и оставлявшие для разведения, только самых подходящих для работы собак. Селекция была беспощадной, ведь трудные условия жизни в средневековой деревне делали непозволительной роскошью содержание собаки-нахлебницы, не оправдывавшей затрат на ее кормление. Крестьянский практицизм, пусть он сегодня кажется жестоким, с одной стороны был вынужденной мерой, а с другой - только он и мог создать породу, заслужившую эпитет "жемчужины среди других пород".
   Сельскому жителю нужна была предельно неприхотливая, жизнестойкая и выносливая собака - "на все руки дока". Вот как об этом писал Август Шмидт: "Крестьянину она была крайне необходима как дворовая собака, пользовался он ею вовсю и был о ней далеко не высокого мнения. До последнего дня своей жизни несла она тяжелую работу, а крестьянин считал это как нечто "само собою понятное"; ее же благоразумие, самопожертвование, мужественное бесстрашие при защите собственности своего хозяина, ее непревзойденная чуткость - все это для крестьянина была "ничто", и над этим он даже не задумывался. Собаку, почему-либо его не удовлетворяющую, он просто убивал, порой не щадя даже своего старого друга, который за дряхлостью своей уже не был способен исполнять тех тяжелых работ, к которым привык хозяин и исполнение коих считал обязательным. Она была вещью, инструментом, производившим определенную работу. Несмотря на все это, крестьянин все же любил свою собаку, хвастал ее умом, пригодностью к работе, ее хваткой и прочим".
   Доля овчарки и сегодня нелегка, а в те поры была куда как трудней. С весны до поздней осени, пася отару и перегоняя ее с одного маленького пастбища на другое среди засеянных угодий, овчарка "накручивала на свой спидометр" до двухсот километров - каждый день! (Насколько помнится, таковы данные английских исследователей. Для сравнения: волк может пробежать за сутки порядка 80 километров.) По ночам ей приходилось оберегать овечьи загоны от хищников. Конечно, немецкая овчарка ростом и силою много уступала волку, но если серого разбойника атаковали сразу две-три храбрые собаки, умевшие драться "одной хваткой", т. е. сразу вцепляться в горло и уже не отпускать противника, как и полагается делать хорошей овчарке, то волку лучше было загодя убраться подобру-поздорову, не искушая судьбу.
  "Как неподкупный, бесхитростный, неутомимый и неумолимый сторож крестьянского двора славилась овчарка также. Ее пасти и хватки боялся каждый чужой человек, и не без основания, ибо немецкая овчарка относилась всегда недоверчиво и недружелюбно ко всякому чужому, в нем она видела недоброжелателя или врага своему хозяину, его двору и добру" (А. Шмидт, там же). Добавлю: ни о привязывании на цепь, ни о глухих заборах вокруг двора, как правило, в деревне и представления не имели. Овчарка сама должна была знать границы охраняемых ею владений и никого не трогать вне их. Как видно, крестьянин не стоял перед дилеммой: выбирать ли слишком добродушную или чрезмерно агрессивную собаку. Он выбирал умную.
  "Славилась она также и среди охотников своим изумительным чутьем на барсука и кабана… Она так ловка, что никогда не допускала победы над собою кабана, от клыков которого погибало немало гончих…
  В лунную октябрьскую ночь отправляется немецкая овчарка с пастухом-хозяином на охоту на барсука… Охотясь на барсука, овчарка отрезает ему путь отступления к норе, галопом мчится по его следу, и нет ему спасения - он погиб. Сплошь и рядом, бегая по пороше, немецкая овчарка откроет и зайца; тогда наступает для нее радость - полным галопом, предупреждая все хитрости косого, она настигает его" (А. Шмидт, там же).
  И все эти качества были собраны в одной собаке! Просто триумф народной селекции. Да, еще одна немаловажная деталь: очень даже сомнительно, чтобы пастухи и крестьяне, при всем их понимании природного поведения животных, были хорошими дрессировщиками и натасчиками. То есть, хочу сказать: мало того, что овчарки несли в крови способности к разнообразной работе, они их самостоятельно и активно проявляли, сообразуясь с условиями своего существования. И потому включались в работу легко и естественно, как только им предоставлялась какая-то сфера приложения их сил и энергии, при самом минимальном обучении.
   Заботили ли крестьян экстерьерные данные их собак? Нисколько. Какое-то значение, безусловно, придавалось приметам, выдающим сходство щенков с особенно хорошими в работе их предками. На этом основании уничтожали в первую очередь щенков, таких примет не имеющих. Так поступают везде, где используют местных собак для работы: охотникам и пастухам желательно выращивать только собак, с наибольшей вероятностью обладающих подходящими врожденными задатками.
   Наличие примет служит определенной гарантией унаследования потомством вместе с ними и вполне определенных пользовательских качеств. С течением времени, от поколения к поколению приобретая все большую выраженность и увеличиваясь в своем количестве, приметы становятся отличительными признаками данной популяции, породы собак и при переходе к культурному разведению ложатся в основу стандарта. Но до этого наличие примет или каких-то иных специфических внешних признаков не является самоцелью разведения, и собственно экстерьерные качества собак никого не волнуют. Лишь бы собака была хорошим работником!
   Жесткий отбор по рабочим качествам ценен тем, что с его помощью в конечном итоге отбирают собак хороших во всех отношениях, по всем параметрам. То есть, при пользовательном отборе спонтанно ведется селекция и по главным экстерьерным формам. Собака с пороками сложения, равно как с недостатками здоровья, психики, ума, оказывается неспособной выполнять тяжелую работу, что для нее равнозначно смертному приговору. А потомство лучших, подвергаясь все более усиленной эксплуатации, из поколения в поколение совершенствуется в своих качествах. "Так тяжкий млат, дробя стекло, кует булат".


   Эту замечательную статью о предках первых немецких и восточноевропейских овчарок, я нашел среди работ известного кинолога Власенко Александра Николаевича.
   Описание рабочих качеств собак, давшим начало новым породам мне хорошо напоминают мое детство, которое прошло в окружении остроухих пастушьих собак. Ни у одной из них не было родословной, мы просто называли их полуовчарками, потому что овчарками считали тех собак, которые служили в милиции и выставлялись на выставках. Наши собаки по внешности отличались от них достаточно сильно. Но теперь я понимаю, что внешность наших собак была очень похожа на первых немецких овчарок образца 30-х. У нас время как буд то остановилось. Во многих хуторах Ростовской области были именно рабочие собаки первых немецких овчарок и нестандартных восточноевропейских. Даже не знаю, откуда у нас появился огромный ВЕО, ростом с дога и мощностью Кавказца, но потомство от него было значительно мельче его самого, типичными старотипными овчарками.
   Наши собаки были пастухами, охотниками, бойцами, охранниками. Все, что описано про предков первых немецких овчарок, в полной мере относилось и к нашим хуторским пастухам.
   Именно универсальность собаки во всех направлениях, стала для меня насущной необходимостью. Когда я стал взрослым и начал заводить себе собак, то у меня появились Московская сторожевая, Черный терьер, Кавказская овчарка. Это были очень сильные и уверенные в себе собаки. Но мне всегда не хватало качеств моей самой первой собаки, моего Волчка. Он был гораздо меньше размерами, чем мои последующие гиганты, но, как и предки первых немецких овчарок, он имел крепкую хватку и особую манеру ведения поединков с другими собаками. Даже в исторических источниках, которыми пользовался Власенко А.Н. указано, что две или три собаки могли остановить волка. Тогда чем бойцовские навыки этих небольших собак могут уступать признанным волкодавам - кавказским овчаркам и среднеазиатским? Да и волкодавы противостоят степным и горным волкам, которые значительно мельче европейского волка. Я уже встречал в документальных источниках, что немецкие и восточноевропейские овчарки в советские времена использовались для защиты от волков в животноводстве. Удивительный факт из моего детства. В нашем регионе волки были большой редкостью, а вот в тех районах, где отары охраняли огромные кавказцы, их всегда было предостаточно. Может быть, волки больше боятся немецких и восточноевропейских овчарок из-за их большей универсальности? Ведь в союзе с человеком такой враг особенно опасен.
   Будучи владельцем больших собак, я был под надежной охраной. Но вряд ли огромные, но слишком независимые и самоуверенные породы могут обеспечить более надежную защиту, чем собака, которая смысл своей жизни видит в служении и общении с человеком. Именно такими собаками, способными противостоять диким хищникам и незваным гостям, являются потомки тех первых остроухих собак, от которых произошли современные немецкие и восточноевропейские овчарки.

Если понравилась статья, и вы хотите поблагодарить автора за проделанную работу, просто сделайте клик на любую рекламу. Этим вы не только покажете мне, что разделяющих мои взгляды много, но и окажете поддержку сайта. А вам это будет стоить только пары секунд. Ставьте лайки!

Дрессировка и психология собак